Сохранить бизнес без банкротства: что предлагают в ФНС

34
4 минуты
Сохранить бизнес без банкротства: что предлагают в ФНС
Как не обанкротиться в новой экономической реальности и справиться со всеми трудностями? Обсуждение на эту тему состоялось в рамках юбилейного Петербургского международного экономического форума. Ключом к успеху может стать реструктуризация долгов, и необязательно дожидаться поправок в закон о несостоятельности: кредиторы и должники могут работать в этом направлении уже сейчас. А еще юристы предложили подумать над созданием некого «фонда содействия реструктуризации долга».

Банкротство сейчас — это «огромный разваливающийся больной», заявил заместитель руководителя ФНС Константин Чекмышев. Банкротству, по его словам, не доверяет никто. А ФНС тоже кредитор в делах о банкротстве, напомнил Чекмышев, и налоговиков все проблемы тоже касаются. «Мы не можем себе позволить чего-то ждать», — заявил он, говоря о необходимых изменениях процедур.

Чекмышев напомнил, что ФНС еще до объявления первого банкротного моратория отказалась банкротить должников. И это привело к «фантастическим результатам»: в итоге долг налогоплательщиков перед ФНС не увеличился, а вала новых банкротств не произошло. В ведомстве, по словам Чекмышева, стремятся к тому, чтобы поддерживать бизнес.

Но реабилитационные процедуры банкротства не работают, подчеркнул Александр Селиванов, заместитель директора департамента законотворческой деятельности Торгово-промышленной палаты. Так, финансовое оздоровление и внешнее управление в 2021 году ввели меньше 200 раз. «Наблюдение лишь затягивает процесс конкурсного производства и создает риски для кредиторов. Многие должники пытаются всевозможными способами вывести наиболее ценные активы. Кредиторы на выходе ничего не получают», — рассказал юрист. 

Селиванов привел статистику, согласно которой кредиторы получают меньше двух копеек на каждый рубль заявленных требований. Ситуацию со взысканием долгов в банкротстве визуализировал Чекмышев: он показал участникам форума видео с котятами, которые втроем рвут один кусок мяса и дерутся. «Сейчас нет возможности тратить деньги на обслуживание конфликтов, делать так, чтобы банкротство давало дополнительные проблемы и затраты для бизнеса», — уверен замглавы ФНС.

«Нужно придумать новый механизм, который позволил бы и должнику остаться на плаву, и кредиторам вернуть свои деньги», — продолжил Селиванов.

Таким механизмом может стать реструктуризация долга, считает эксперт. Соответствующий законопроект уже больше года находится в Госдуме, но пока не прошел ни одного чтения. «На наш взгляд, эта процедура может быть очень эффективной», — заявил Селиванов. Первый заместитель министра экономического развития Илья Торосов выразил уверенность, что поправки в конечном счете будут приняты. 

Заместитель генерального директора АО «Корпорация «МСП» Иван Подберезняк отметил: когда идет к банкротству, предприниматели часто решают просто ничего не делать. Это худшее решение для бизнеса, уверен эксперт. Вместо этого следовало бы работать над реструктуризацией долга, согласился Подберезняк. «Необходимо опираться не только на закон, но и на другие механизмы. Нужно подготовить инфраструктуру, чтобы повысить доверие должников и кредиторов друг к другу, прийти к консенсусу и взаимному согласию. Это будет более эффективно в нынешних реалиях», — продолжил эксперт.

Торосов назвал банкротный мораторий «большим шагом к реструктуризации долгов». «Но мораторий не должен быть вечным, он должен быть только на время волатильности», — уверен замминистра.

Чекмышев рассказал и о принципах работы ФНС. «Мы максимально движемся к клиентоориентированности. Все, что нам интересно, — то, каким образом мы удовлетворяем интересы налогоплательщика. Мы в первую очередь созданы для налогоплательщика», — заявил он. 

«Наши принципы: стопроцентное взаимное доверие и ноль издержек», — продолжил замглавы ФНС. При этом он признал, что бизнес не доверяет государству: «Недоверие к государству — это недоверие к правовым механизмам, им созданным».

Системы ФНС

Чекмышев рассказал, что ФНС имеет цифровой портрет каждого должника. Из всех доступных источников собирается информация обо всех активах и долгах компании, а также все транзакции должника и его связи. На примере обанкротившегося АО «Мурманское морское пароходство» он показал, как это работает: долги сортируются по вероятности их взыскания, по «доступности». А еще система анализирует сделки должника.  

Система также анализирует доступные варианты взыскания долгов и взаимодействия с должником: она учитывает интересы всех мажоритарных кредиторов и оценивает выгоду от того или иного варианта для них. Программа показывает прогнозы и возможную прибыль для кредиторов при гипотетическом банкротстве. Чекмышев подчеркнул: доступ к такой информации должен быть у всех кредиторов, иначе не сработает.

Заместитель председателя правления «Газпромбанка» Елена Борисенко развила концепцию «фонда содействия реструктуризации долга». По ее мнению, это могла бы быть некоммерческая организация, а учредителями могли бы выступить ТПП, Ассоциация банков России, «Корпорация МСП». Такой «фонд» мог бы взять на себя функции урегулирования процесса реструктуризации долгов бизнеса.

Сессия ПМЮФ получилась интерактивной: собравшиеся слушатели смогли проголосовать по некоторым вопросам. Например, половина участников мероприятия проголосовала за то, что участником переговоров о реструктуризации долга могла бы стать некая независимая общественная организация, специализирующаяся на таких спорах. Второй по популярности опцией стало участие всех кредиторов в такой процедуре, третьей — судебный порядок урегулирования.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...