Реабилитация бизнеса в банкротстве: как достичь реальных результатов

4 минуты
Реабилитация бизнеса в банкротстве: как достичь реальных результатов
В России банкротство используется в основном как средство ликвидации должника, а доля реабилитационных процедур не превышает 8%. В США этот показатель составляет 20–32%. Как переломить ликвидационную тенденцию в банкротстве в РФ, рассказала Зоя Галеева, управляющий партнер Центра по Работе с Проблемными Активами (ЦРПА).

Институт банкротства - неотъемлемая часть современной экономики, которая позволяет цивилизованно исключить из рыночных отношений неконкурентоспособные предприятия и, при желании должника и кредиторов, восстановить работоспособный бизнес, находящийся в кризисной ситуации. 

Но начиная с первого закона о несостоятельности 1992 года и до настоящего времени реабилитационные процедуры в действительности практически не применялись. За последние 30 лет в России совокупная доля реабилитационных процедур в общем количестве дел о банкротстве должников не превышала 8%.

Гораздо эффективнее банкротство в реабилитационных целях используется на Западе (например, в США и Великобритании). Согласно официальной статистике, в последнее десятилетие в США доля процедур банкротства компаний по главе 11 «Реорганизация» Кодекса банкротства США колеблется на уровне 20–32%, в Англии 7-12%. 

Неэффективность реабилитационных процедур в России послужила причиной очередного масштабного реформирования института. В юридическом российском сообществе обсуждают законопроект Министерства экономического развития № 1172553-7, внесенный 17 мая 2021 года и направленный в том числе на усиление реабилитационной составляющей института банкротства. 

Он частично повторяет американскую модель реорганизации по Главе 11 Кодекса банкротства США и предусматривает отмену наблюдения.  Финансовое оздоровление и внешнее управление заменяются единой реабилитационной процедурой - в документе ее называют реструктуризацией долгов. Согласно пояснительной записке к законопроекту, нововведения призваны повысить привлекательности реабилитации бизнеса в России,  позволять «выжить» большему числу кризисных предприятий, «сломить» тренд на ликвидацию, сократить сроки процедур, увеличить их эффективность.

Тем не менее, в отличие от западных моделей реабилитации, законопроект Минэкономразвития не содержит каких-либо элементов внесудебного урегулирования (реструктуризации) и досудебных предбанкротных процедур, в то время как законодательная база реабилитационной составляющей института банкротства, на мой взгляд, должна начинаться именно с инструментов внесудебного урегулирования кризисной ситуации (переговоры, медиация). 

Быстрое и конфиденциальное урегулирование сложной экономической ситуации на раннем этапе, вне суда, - это наилучший способ спасения бизнеса. 

В России же исторически сложилось отношение к банкротству исключительно как к ликвидационной процедуре. Этот институт слишком часто использовали в недобросовестных целях как должники, так и кредиторы, поэтому в обществе сложилось устойчивое негативное мнение о банкротстве. Внедрение и развитие инструментов внесудебной реструктуризации - это один из способов повысить доверие к институту. 

Каких инструментов не хватает

Внесудебное урегулирование (реструктуризация) за рубежом — соглашение между должником и теми кредиторами, которые должны как-либо способствовать устранению трудностей в коммерческой деятельности должника. Это позволяет избежать официального производства по делу о несостоятельности и снижения капитализации бизнеса. Инструментами могут выступать правила или кодексы поведения, формирующие культуру доверительных переговоров в отношении внесудебной реструктуризации между системными игроками (например, банки, страховщики и т.д.), регламенты привлечения к процессу переговоров посредников или наблюдателей в качестве нейтральной и внушающей доверие фигуры.

Предбанкротные процедуры в западных правовых системах стимулируют должника или его руководство к своевременному урегулированию финансового кризиса. Они направлены исключительно на спасение бизнеса и реализуются вне официального производства по делу о несостоятельности с минимальным участием суда. В процедурах используются различные законодательные инструменты, такие как мораторий на время проведения переговоров, защитные возражения, санкционирование плана и условий реструктуризации. 

Эти средства могут успешно применяться и в России, если обеспечить должникам доступ к производствам по внесудебному урегулированию долгов. Если один или несколько кредиторов действуют недобросовестно и мешают заключить соглашение о внесудебном урегулировании долгов, то у должника должна быть возможность обратиться в суд за индивидуальным мораторием в отношении этих кредиторов.

Еще один распространённый на Западе вариант спасения - продажа предприятия должника в качестве действующего бизнеса, освобожденного от старой задолженности (заранее оговоренные work-out и предварительно подготовленные продажи pre-packaged sales). Это позволяет отделить жизнеспособную часть бизнеса. Правила такой продажи могут включать привлечение независимого управляющего для надзора за процессом продаж и обеспечения прозрачности. Но в российском законопроекте схожих механизмов не предусматривается.

Поэтому, чтобы изменить тренд на ликвидационные процедуры и достичь результатов, сопоставимых с западными, - законодателю, прежде всего, надо развивать, инструменты для внесудебного урегулирования (реструктуризации) и механизмы досудебных предбанкротных процедур.

Взято из источника: Право.ру 300

  • Комментарии
Загрузка комментариев...

Пожалуйста, авторизуйтесь для добавления комментария


Логин
Пароль