Будет ли «субсидиарка» после исключения из ЕГРЮЛ: заседание ВС

6 минут
Будет ли «субсидиарка» после исключения из ЕГРЮЛ: заседание ВС
Компания не платила НДС. Налоговая выяснила это и потребовала перечислить 9 млн руб. в бюджет, но так ничего и не дождалась. А банкротить должника не пыталась. Вместо этого инспекция исключила компанию из ЕГРЮЛ как недействующую. А потом пошла взыскивать долги с ее директора. Первая инстанция отказала. Но апелляция и кассация решили, что директор вел себя неразумно. А значит, должен заплатить. На заседании в ВС представитель ФНС рассказал, как так получилось: налоговая хочет получить деньги, но параллельно с этим ликвидирует должника.

Гассан Магомедов был директором и единственным участником ООО «Золотой колосок». При камеральной проверке ФНС выяснила, что в 2014-м юрлицо недоплатило НДС и вместе с санкциями доначислила ему 9 млн руб. Организация не погашала долг, тот вырос до 11 млн руб. 

Налоговая даже не пыталась банкротить «Золотой колосок». Официальная причина — у компании не было денег даже на то, чтобы оплатить свое банкротство. Следом ФНС обнаружила у «Золотого колоска» признаки недействующего юрлица и исключила его из ЕГРЮЛ, но списывать задолженность не стала. Ведомство решило в субсидиарном порядке получить свои 11 млн руб. с директора, по вине которого образовалась задолженность. 

«Бюджет не получил налоги потому, что Магомедов вел себя недобросовестно и неразумно», — объясняла налоговая в Хунзахском районном суде. Но тот не стал удовлетворять иск. Сложности с уплатой налогов возникли до того, как у Магомедова могла появиться обязанность заявить о банкротстве, решила первая инстанция. А еще приняла довод экс-директора о пропуске исковой давности: ФНС давно знала, что у юрлица нет денег и что его контролирующее лицо — Магомедов, но не обращалась в суд дольше трех лет (дело № 2-462/2019).

ВС Дагестана отменил это решение и взыскал с Магомедова 11 млн руб. Директор действовал неразумно и недобросовестно, а значит, должен заплатить, указала апелляция [подробные мотивы не известны: в карточке этого дела ВС Дагестана опубликовал определение по другому спору. — Прим. ред.]. С этим согласился Пятый кассационный суд (дело № 88-7629/2020). 

Тогда Магомедов обратился в Верховный суд (дело № 20-КГ21-6-К5).

«Мы действуем в трех лицах»

14 сентября дело в рассмотрела «тройка» под председательством Сергея Асташова (дело № 20-КГ21-6-К5). На процесс пришли только представители налоговой. 

Судя по материалам дела, которые зачитала судья Елена Гетман, приставы не смогли исполнить решение налоговой о взыскании задолженности. Управление ФССП прекратило исполпроизводство, не обнаружив ни реального местонахождения должника, ни его имущества. Основной довод кассационной жалобы Магомедова сводился к тому, что само по себе исключение компании из ЕГРЮЛ — недостаточное основание для субсидиарной ответственности директора. Более того,  п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО, который позволяет привлечь руководителя исключенной из ЕГРЮЛ компании к ответственности, вступил в силу уже после того, как возникло обязательство «Золотого колоска» по уплате НДС. А значит, применять эту норму нельзя, считает Магомедов.  

Если исключенная из ЕГРЮЛ компания не исполнила обязательства из-за недобросовестных или неразумных действий руководителя, членов коллегиального органа управления или фактического контролирующего должника лица (КДЛ), кредитор может привлечь их к субсидиарной ответственности (п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО, вступил в силу с 28 июня 2017 года).

Асташов спросил у Олега Степанова, представителя ФНС, какие конкретно неразумные или недобросовестные действия совершил Магомедов. Степанов рассказал, что тот во время налоговой проверки вывел на свои счета 61 млн руб. из «Золотого колоска». «Но апелляция не ссылалась на этот факт. В ее определении не сказано, что именно сделал директор. Есть только информация, что вел он себя недобросовестно и неразумно»,  — заметила Гетман. 

Позже во время обсуждения она вскользь упомянула, что «Золотой колосок» исключила из ЕГРЮЛ сама налоговая. 

— Мы действуем в трех лицах: регистрирующий, налоговый и уполномоченный орган. Это независимые структурные подразделения, — попытался оправдаться Степанов. 

Гетман также обратила внимание, что апелляция четко не определила, с какого момента отсчитывать исковую давность по требованию к Магомедову. А ведь ответчик настаивал, что срок пропущен. «В этом деле срок исковой давности течет со дня исключения компании из ЕГРЮЛ», — настаивал представитель ФНС. 

Асташов и Гетман несколько раз пытались выяснить у Степанова, почему инспекция считает, что п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО имеет обратную силу. Но тот пускался в длинные рассуждения. Все они сводились к тому, что эта норма связана с правом на иск. А такую возможность у кредитора нельзя забрать. В итоге после непродолжительного совещания судьи вернули дело на новое рассмотрение в апелляцию. Мотивы станут известны, когда ВС опубликует определение в полном объеме. 

Прогнозы юристов

Первая инстанция отказалась привлекать директора к субсидиарной ответственности потому, что налоговая пропустила срок исковой давности, подчеркивает Иван Шиенок, руководитель налоговой практики Инфралекс . А вот почему апелляция и кассация не приняли этот довод, неясно. П. 3.1 ст. 3 Закона об ООО позволяет привлечь к «субсидиарке» контролирующее организацию лицо, если ее исключили из ЕГРЮЛ как недействующую. Но проблема в том, что задолженность «Золотого колоска» образовалась еще до того, как эта норма появилась в законе. 

Полагаю, прежде всего ВС предстоит определиться, применяется ли п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО к тем случаям, когда основания для привлечения к ответственности возникли до его вступления в силу.

Иван Шиенок, руководитель налоговой практики Инфралекс

Из судебных актов непонятно, на какие статьи закона о банкротстве ссылалась налоговая, добавляет Андрей Колбун, юрист практики «Разрешение споров» Лемчик, Крупский и Партнеры . Это могла быть ст. 61.11 о «субсидиарке» из-за невозможности полностью погасить требования кредиторов или ст. 61.12 о неисполнении обязанности подать заявление о банкротстве компании. Райсуд применил п. 2 ст. 61.12, решив, что  требования ФНС возникли раньше, чем обязанность директора заявить о банкротстве своей организации. Так поступают и арбитражные суды, подтверждает Колбун. 

Но фактические обстоятельства свидетельствуют, что налоговая на самом деле пытался применить ст. 61.11 закона о банкротстве. Ведь с точки зрения инспекции директор умышленно не уплатил НДС, прекратив деятельность общества, и тем самым причинил вред кредитору. 

Андрей Колбун, юрист из Лемчик, Крупский и Партнеры  

В итоге ВС предстоит решить, ст. 61.11 или 61.12 нужно применять в этом случае, и перепроверить сроки исковой давности, считает юрист. 

Во время заседания в Верховном суде стало ясно, что налоговая основывалась на п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО. Интереса к банкротным нормам судьи ВС не проявили. А вот информация об исковой давности, скорее всего, будет в их определении. 

Взято из источника: Право.ру

  • Комментарии
Загрузка комментариев...

Пожалуйста, авторизуйтесь для добавления комментария


Логин
Пароль