Дикий госкапитализм, или чем обернутся мечты о реставрации СССР

25
5 минут

Государство все громче дает сигналы: частному бизнесу в России не место, надо возвращаться к сильному и могучему СССР, которого все боялись. Насколько реальна угроза частникам и не разочаруются ли те, для кого роль государства в экономике видится спасательным кругом?

Силовики пошли в атаку на предпринимателей: за первое полугодие 2021 года правоохранительными органами было выявлено 78290 экономических преступлений. Это максимум с 2015 года, когда нашли более 80 тыс. преступлений. Но после пандемии ведь и компаний стало меньше. Особенно отличился Следственный комитет, который выявил на 38% больше экономических преступлений, чем годом ранее. Неужели бизнесмены вдруг все поголовно и в одночасье записались в преступники?

Государство превыше всего

Силовикам, по традиции, необходимо соответствовать принятой палочной системе. Понять можно. Однако и в Кабмине в этом году уже неоднократно давали понять, что для свободной работы частного бизнеса у нас нет места. Буквально на днях Минэкономразвития решило сократить субсидии на льготные кредиты свыше 500 млн рублей для микропредприятий, работающим в сфере строительства, а также профессиональной, научной и технической деятельности, а специальная комиссия теперь получила разрешение урезать банкам лимиты по субсидиям, если в предыдущие периоды выдача льготных кредитов отличалась от плана в большую или меньшую сторону. В мае Минсельхоз и вовсе выступил с удивительной инициативой создания госмонополии на беспошлинный импорт сахара: в открытую это не заявлялось, но условия освобождения от пошлин были прописаны так, что им соответствует только государственная Объединенная зерновая компания. Государство стремится присутствовать в каждой сфере деятельности – ограничивает цены производителей сахара и подсолнечного масла, вмешивается в ценообразование в розничных сетях и на рынках.

Даже выполненная в спокойные 2017-2019 годы лишь на 25% программа приватизации не стала поводом ускориться в периоде 2020-2022 годов. Правительство отложило приватизацию 186 акционерных обществ, 86 федеральных государственных унитарных предприятий, доли участия РФ в 13 обществах с ограниченной ответственностью и более 1000 объектов другого имущества государственной казны еще на два года. Без уважительных причин вроде отсутствия спроса – только ради синхронизации с бюджетным процессом. А как же раньше без синхронизации проводили приватизацию?

Советский союз ближе, чем кажется

Неудивительно, что США начали расследование, которое может привести к исключению России из списка стран с рыночной экономикой, к которым неприменимы антидемпинговые пошлины. И наши власти конструктивного ответа по этому поводу не дают. Ранее, кстати, Евросоюз уже пытался исключить Россию из этого списка за высокую долю государства в экономике. По оценке ЕС, доля государства в финансовом секторе нашей страны составляет 59%, в энергетике и ЖКХ – 59%, в транспорте – 48%, в добыче – 44%, в производстве – 21%.

Пока налицо все признаки того, что идет своеобразная реставрация СССР. Плановая экономика, полный контроль государства… Да и население вроде бы совсем не против такого поворота. Опросы ВЦИОМ показывают, что 67% россиян сожалеют о распаде СССР. А опросы Левада-центра говорят о том, что люди верят в то, что до перестройки было лучше. Так считают 47% россиян. Противоположной точки зрения придерживаются лишь 14%. Помимо того, что СССР был сильной страной, людей привлекает присутствовавшие в стране порядок, уверенность в завтрашнем дне и низкие стабильные цены. Работа по распределению, вкусное мороженое и хлеб по 13 копеек – вот чего хотят люди. С такими запросами и до ликвидации предпринимательства недалеко. Но такой кардинальный поворот вряд ли возможен, считает предприниматель Дмитрий Потапенко: “Скорее, у нас строится неофеодализм. И частный бизнес останется, только более мелкого масштаба, который особо нигде не замечают. У малого бизнеса есть шансы на выживание”.

Чтобы выжить, главное – не расти

Малый бизнес, и, может быть, если повезет, средний бизнес в России будут существовать в любом случае. Эти формы предпринимательства прочно обосновались в обществе. Только, как отмечает экономист Иван Антропов некоторая свобода действий малого бизнеса – это еще не показатель рыночной экономики: “Малый бизнес может быть частным. Но его роль сводится к микропредприятиям, представленным ИПэшниками и самозанятыми. У государства, при всем желании контролировать все подряд не хватит ресурсов, чтобы проникнуть во все сферы. Заниматься ремонтом обуви и печь тортики для жителей ближайшего квартала у госструктур нет никакого желания. Но при укрупнении бизнеса столкновение с государством неизбежно. Возможно, в формате поглощения или ликвидации более крупным игроком, связанным с государством, а возможно через участие в госзакупках (иногда это просто необходимо из-за низкой покупательной способности населения), где госкомпании диктуют свои условия. Реальное проникновение государства в экономику куда шире официальных цифр и часто не зависит от организационной формы предприятий”.

Аналитик Дмитрий Милин тоже уверен, что малый бизнес так или иначе выживет. Только вот по другой причине – он очень нужен госструктурам и госслужащим: “Перспективы частного бизнеса при увеличении доли государства в экономике плохие, но не ужасные. Во-первых, значительная часть малого и среднего бизнеса “кормит” уважаемых товарищей̆ из числа чиновников и “силовиков”, обеспечивающих этому бизнесу “крышу”. Попытки “огосударствить” эту часть экономики натолкнутся на удивленное “непонимание” и весьма активное противодействие тех, кто имеет с этого бизнеса “дань”. Во-вторых, для далеких от технологических вопросов и современной̆ техники людей все производимое крупнейшими государственными компаниями страны представляется, как продукт работы исключительно заводов, принадлежащих этим НПО, ОАО и т. д. В реальности вокруг всех этих государственных “монстров” есть целая “экосистема” частных компаний, выполняющих часть или даже все работы по созданию важной̆ и нужной̆ государству техники, которая позволяет компенсировать сотни процентов “накладных расходов” государственных монстров и вести перспективные разработки вне рамок жесткой̆, подавляющей̆ инициативу управленческой̆ системы. Без этих частных компаний в стране “встанет” практически все. В-третьих, в сфере общественного обслуживания частный̆ бизнес останется. Никто, включая сторонников огосударствления всего и вся, не хочет “переехать” из уютных кафе и дорогих ресторанов в столовые советского типа, а также лишиться привычных услуг, оказываемых частным образом”.

Получается, что сама система заинтересована в сохранении частного бизнеса. Только есть сомнения, что чиновничья верхушка осознает текущее положение дел. За последние 12 месяцев в России закрылись почти 1,1 млн малых и средних предприятий. То есть почти каждое пятое. На их место пришли лишь 848,5 тыс новых предприятий. Итого их количество сократилось на 4,2%. Ужесточение льготного кредитования, и особенно административного давления тоже не способствует развитию бизнеса.

Взято из источника: GAAP

  • Комментарии
Загрузка комментариев...

Пожалуйста, авторизуйтесь для добавления комментария


Логин
Пароль